Jdi na obsah Jdi na menu
 


Глава 50

Утром второго дня 13 хешвана, 20 октября, я отправился в музей и передал его смотрителю письмо от Александра Ашика.
Смотритель, прочитав письмо, открыл для меня музей, и показал интересующий меня камень. Я попросил у него разрешения отнести камень в дом гевира Шаббатая, и после того как сделал копию имеющуюся на нем надписи, отнес его обратно в музей.
Когда я забирал мои находки, оставленные на хранение у рабби Симхи Иерусалимского1, я обнаружил, что из девяти листов Гафтарот (указанных мною выше под номером 9) не хватает четырех листов.
Как выяснилось, эти листы тайком увез с собой в Одессу рабби Шеломо Бейм, чтобы показать их своему другу и похвастаться перед ним как своей находкой.
Вечером я выехал из города на почтовых лошадях и еще до полудня прибыл в Акмасджит.
Я пошел к губернатору и рассказал ему обо всех своих находках, решив пока ограничиться устным докладом, потому что мои поиски еще не завершились.
Из Акмасджита я поехал в Бахчисарай, куда прибыл уже в вечернее время.
Сначала я зашел в полицию и предъявил открытый лист, я затем поднялся на Села га-Йегудим2, где меня принял в своем доме почтенный гевир Эльягу Йафет, да будет душа его в раю.
Я нанял рабочих, чтобы копать в изголовьях могил, согласно моему открытию на кладбище бене Микра в Солхате.
На следующее утро 14 хешвана, 21 октября, выйдя из бет-кнесета, я спустился вместе с рабочими караимами в Иософатову долину.
Я приказал им копать ямы в изголовьях могил с лежащими надгробными памятниками, и если найдутся надписи сообщать мне.
Особенно я просил обращать внимание на памятники, погрузившиеся в землю.
Начали от ворот кладбища и в самом его начале нашли памятник, полностью погруженный в землю.
Когда у изголовья памятника была выбрана земля, то на его тыльной стороне показалась длинная надпись: Памятник над могилой госпожи Акбиче умершей в 4790 году (1030 г.).
Вот это удача! - сказал я.
После этого мы нашли могилу госпожи Гулеф, дочери уважаемого рабби Шаббатая, которая умерла также в 4790 году.
Еще нашли памятник Беклав, дочери уважаемого рабби Моше-маскила, умершей в 4696 году (936 г.).
Эта могила оказалась древнее предыдущих почти на 100 лет.
Итак, нам стали известны три женских имени на татарском языке, вырезанных на тесаном камне железным резаком.
Первое имя Акбиче означает белая госпожа, второе имя Гулеф значит роза и третье имя Беклавгоспожа.
Эти памятники удивили нас так же, как удивил меня памятник госпоже Девлет в Солхате, но не своей древностью, а тем, что на них вырезаны татарские имена.
Татарское имя Девлет переводится на священный язык как керен, (сила, могущество), как например Керен Гапппух (дочь Иова, Иов 42:14), то есть сила драгоценного камня.
Таким образом, у нас имеется четыре свидетельства того, что татарский язык был в Крыму за 300 лет до пришествия татар.
Слухи об этом дошли до Села га-Йегудим и оттуда пришли ученые мужи и маскилы во главе с равом Мордехаем Султанским.
Все радовались и удивлялись, и только рав, когда убедился, что это правда, поник лицом.
Я же радовался, и вся внутренность моя благословляла Господа за то, что моими руками Он вывел эту тайну на свет.

 

1Еру – сокр. от «ерушалайми», иерусалимский.
2 Села Гайегудим – с евр. Иудейская скала – Чуфут-кале.
 
 

 

 

Z DALŠÍCH WEBŮ

REKLAMA